Южнокавказский транзит часть четвёртая: аналитика ИА "Бизнес Код"

Южнокавказский транзит часть четвёртая: аналитика ИА "Бизнес Код"

Южнокавказский транзит часть четвёртая: аналитика ИА "Бизнес Код"

Фото: sakharof.ru

27.11.2022, ИА "Бизнес Код".  


В продолжение темы южнокавказского транзита сегодня речь пойдёт о проекте международного транспортного коридора (МТК) «Север-Юг» и его 490 километровом участке Бавра – Гюмри – Аштарак – Ереван – Сисиан – Мегри на территории Армении. Базовая протяженность МТК, ориентированного на обеспечение транспортного сообщения между Индией и балтийскими странами через Иран, составляет до семи тысяч километров. В случае запуска этот маршрут позволит более чем вдвое сократить расстояние и себестоимость контейнерных перевозок по сравнению с морским вариантом через Суэцкий канал.


Первоначально МТК «Север-Юг» не предусматривал участие в нём Армении. Предложение о её подключении к проекту впервые озвучили в Дели после карабахских событий 2020 года. Побудительной причиной такого решения стала открытая поддержка Азербайджану со стороны Пакистана - давнего соперника Индии в Кашмире, и последующие заявления Баку о планах при содействии Анкары и Исламабада установить «новый порядок» на Кавказе. Дели в такой трехсторонней связке усмотрело возможность направления Турцией боевиков из Сирии в Пакистан для дестабилизации обстановки в Кашмире, что стало последней каплей в череде препятствий, чинимых Пакистаном в отношение транспортных путей из Индии в Центральную Азию. Кроме того, для Дели участие в проекте Армении позволяет получить кратчайший выход на рынок ЕАЭС.


Подключение Еревана к проекту активно поддержал и Иран. Прохождение МТК через Армению позволит Тегерану диверсифицировать пути доставки своих грузов в Европу и Россию, основная часть которых сегодня идёт через Турцию и Азербайджан соответственно. 


Собственно проект армянской автомагистрали «Север-Юг» появился гораздо раньше. На повестке дня он с сентября 2009 года. Тогда же Азиатский банк развития и Евразийский фонд стабилизации и развития согласились выделить на его реализацию более 600 млн долларов. Новый путь должен был на 66 км сократить расстояние от иранской до грузинской границы и обеспечить выход Армении и Ирану к Чёрному морю.  


Изначально проект оценивался в 980 млн долларов, а его завершение планировалось в 2016 году. Часть работ была выполнена. Участок дороги протяженностью 31 километр Аштарак – Ереван – Арташат сдан в эксплуатацию. Работы на 88-километровом северном отрезке Гюмри – Талин – Аштарак планируют завершить в 2023 году. На участке дороги Каджаран-Агарак пока ведут проектные работы. Наиболее сложным и затратным считают новый 60-километровый участок этой автотрассы Сисиан – Каджаран, который проходит в горной местности. Оценочно его строительство займет более пяти лет. Это обусловлено необходимостью возведения 27 мостов и прокладки пяти тоннелей общей протяженностью более 12 километров. В итоге сроки запуска проекта отодвинулись более чем на 12 лет, а его стоимость возросла до двух миллиардов долларов. 


Заинтересованные стороны рассчитывают, что этап автомагистраль будет соответствовать самым высоким международным стандартам, что позволит увеличить среднюю скорость движения по ней вплоть до 100 км/ч и сократить время прохождения маршрута как минимум вдвое. Эта дорога обеспечит транзит в Иран, а также может быть использована для перевозки грузов между Азербайджаном и Нахичеванью. Однако последнее пока в значительной степени зависит от политической конъюнктуры. Казалось бы, выгоды от запуска проекта очевидны. Но что мешает его скорейшей реализации? 


Своевременная реализация армянского участка проекта МТК «Север-Юг» и его эффективность напрямую зависят от внутриполитической стабильности в Армении и урегулирования ситуации в Нагорном Карабахе. Характерно, что, чем ближе завершение строительства, тем сильнее проявляется влияние внешних сил на Южном Кавказе. Это и явно подогреваемый извне антироссийский фактор в Ереване, на который нынешние власти Армении почему-то «закрывают глаза», и попытки дестабилизировать обстановку в стране путем множественных протестных акций, и локальные обострения в Нагорном Карабахе. Кому выгодно? 


Выгодно Вашингтону, резко повысившему активность своего посольства в Ереване на антироссийском треке. Это создание пояса управляемых конфликтов вокруг России, а также блокирование Ирана. Выгодно Анкаре, продвигающей идеи единства тюркского мира и упорно настаивающей на экстерриториальном так называемом Зангезурском коридоре. Выгодно и Баку, стремящемуся «под шумок» решить в свою пользу все проблемные вопросы с Ереваном. О Грузии поговорим попозже отдельно.


Невыгодно затягивание строительства России и Ирану. В чем интерес России? Первое – это поддержание устойчивой стабильности на Южном Кавказе. Второе – развитие транспортной сети «Север-Юг», что позволит эффективно развивать экономику страны в условиях беспрецедентного санкционного давления США и их сателлитов. Третье – восстановление утраченной после распада СССР взаимовыгодной экономической интеграции. Для Ирана это выход из международной изоляции и обход надежно контролируемых США морских транспортных коммуникаций в Персидском заливе и через Суэцкий канал. 


Конечно же не только эта автотрасса первопричина всех бед Южного Кавказа. Но она - один из факторов, безусловно заслуживающих внимания.  


В этих условиях как Еревану, так и Баку стоит всерьёз задуматься прежде всего над собственными национальными интересами. Возможно, им стоит пересмотреть взгляды на некоторые проекты союзников, да и на самих этих союзников. Для этого нужно осознать, кто реально в регионе является надёжным долгосрочным партнером, а кто пришёл со своими корыстными целями.


Очевидно, что полноценное раскрытие коммуникативных возможностей региона должно быть приоритетом правительств как Азербайджана, так и Армении. Необходимо отказаться от идеи экстерриториального статуса транспортных путей, подлежащих разблокировке в рамках трёхсторонних договоренностей, которые, с точки зрения здравого смысла, должны оставаться суверенной частью того государства, по территории которого они проходят. 


Важным элементом постепенного разблокирования транспортных коммуникаций будет нормализация отношений между Арменией и Турцией. Необходимо установить между ними дипломатические отношения, начать конструктивный экономический диалог. Далее можно будет говорить о возобновлении работы железнодорожного участка Карс – Гюмри (закрыт Анкарой с апреля 1993 года). Это будет способствовать развитию приграничных районов и транзитного потенциала Армении. Самое сложное здесь преодолеть психологический барьер, обусловленный более чем столетней проблемой турецкого геноцида армян и опасениями последних по поводу турецкой экономической экспансии, как это случилось в грузинской Аджарии. В контексте поддержки Турцией Азербайджана регулярных совместных азербайджано-турецких военных учений и отдельных воинственных заявлений Анкары и Баку - опасения Еревана не беспочвенны.


А посему на первое место здесь выходит система гарантий безопасности, опирающихся не на брюссельские и иные европейские договоренности, цена которым хорошо известна, а на добрососедские отношения с исторически сложившимися партнерами в своем регионе, на деле доказавшими свою добропорядочность, даже с учетом множества ошибок. Действенным механизмом решения проблем Южного Кавказа может стать трёхсторонняя рабочая группа с участием Азербайджана, Армении и России, спектр задач которой должен быть существенно расширен за пределы карабахского урегулирования и разблокирования транспортных коммуникаций. Эффективными механизмами в этом контексте безусловно остаются форматы не аффилированных с Западом ШОС и БРИКС.


То есть куда и с кем идти - очевидно. Нужна только политическая воля.

Комментарии (0)

Остальные новости

Авторская аналитика

Лента новостей

Эксперты прогнозируют сокращение количества банков в России в 2024 году

Haval запускает завод по производству моторов в России

SpaceX запустила к МКС корабль Crew Dragon с российским космонавтом Александром Гребенкиным

Десятки рыбопромышленных компаний Дальнего Востока могут национализировать по иску Генпрокуратуры