Российско-турецкие отношения после выборов в Турции

Российско-турецкие отношения после выборов в Турции

Взгляд с другого берега. Как турецкие эксперты оценивают перспективы российско-турецких отношений

Российско-турецкие отношения после выборов в Турции

Фото: Бизнес Код

06.06.2023, ИА "Бизнес Код".  

Представляем Вашему вниманию перевод текста авторской статьи турецкого эксперта Кайра Ялчина.


Выборы в Турции завершились. Можно констатировать, что отношения между Москвой и Анкарой в 2023 году находятся на лучшем с 1920-х годов уровне. Этому способствует совпадение опасений по поводу западного экспансионизма и взаимное понимание геополитических позиций друг друга. Современное взаимодействие между двумя странами характеризуется определенной асимметрией. Турция всё больше зависит от России в вопросах энергетической безопасности и торговли. Однако, динамика двусторонних связей претерпела значительные изменения после начала специальной военной операции России на Украине.


В настоящее время Россия находится в изоляции от западных стран, а дипломатический прогресс, достигнутый благодаря совместным усилиям Путина и Меркель, похоже, пропал даром. Так называемая жестокость России осуждается западными СМИ почти ежедневно, что свидетельствует о согласованных усилиях по формированию достаточной общественной поддержки для начала потенциальной полномасштабной войны Европы России. Как следствие, Москва активизировала усилия по укреплению отношений с неприсоединившимися странами, которые не связаны с западным блоком. Её партнерами стали Китай, Индия и Иран. Путин упреждающе развивал дружеские отношения с ним в течение последних двух десятилетий.


Турция также столкнулась уникальными вызовами, которые потребовали сочетания некоторой удачи и дипломатического мастерства для достижения успеха. Речь идёт о попытке государственного переворота 2016 года и последовавшей за этим плодотворной дипломатии между двумя странами. Эрдоган возложил на США ответственность за то, что они спокойно отнеслись к этому мятежу, если не сказать, что активно поддерживали его. Путин, в свою очередь, обвиняет Запад в провоцировании в России «цветной революции». Взаимное недоверие двух лидеров к Западу способствует более высокому, чем ранее, уровню взаимопонимания между ними, что и будет определять отношения между Россией и Турцией на следующее десятилетие.


Как я отмечал в предыдущих интервью, Турция в тот период испытывала значительную экономическую зависимость от России. Военное вмешательство России в события на Украине привело к изменению этого статус-кво. По мере того, как список «дружественных стран» сокращался, Россия стала нуждаться в Турции так же, как Турция в России. Это стало более очевидным благодаря живому интересу в России к президентским выборам в Турции и значительной поддержке Эрдогана. Несмотря на сложный экономический климат, девальвацию валюты, приток беженцев и связанные с этим социологические проблемы, Эрдоган смог обеспечить себе ещё одну победу на выборах, во многом благодаря вопиющей некомпетентности оппозиции.


Перспективы финансового положения Турции на следующие пять лет, учитывая потенциальные последствия продолжения приверженности президента Эрдогана текущей фискальной политике, сегодня одна из актуальных обсуждаемых тем. Но, в любом случае, исход выборов служит хорошим предзнаменованием для будущего турецко-российских отношений, поскольку ожидается, что такой итог будет способствовать углублению уровню сотрудничества между двумя странами в различных сферах. Перспективы участия Турции в западном блоке выглядят всё более мрачными из-за проблем, с которыми сталкивается администрация Эрдогана в процессе общения со странами-членами НАТО.


Полагаю, что эти проблемы будут обостряться по мере стремления Турции к большей автономии от Запада и укреплению связей с Россией на фоне продолжающейся военной операции на Украине. Маловероятно, что через какое-то время Запад применит санкции к Турции, поскольку она является ключевым игроком в Черноморском регионе, а также одним из главных кандидатов на посредничество в прекращении огня на Украине (Турция, скорее всего, продолжит выступать в качестве ключевого посредника в трехсторонних отношениях между Украиной, Евросоюзом и Россией). Это объясняется тем, что ни одна другая сторона не смогла эффективно выполнить эту сложную роль и добиться ощутимых результатов. Поэтому, вполне вероятно, что Запад ещё какое-то время будет молчаливо терпеть Турцию, помогающую России уклоняться от санкций.


В Анкаре ожидают, что Россия также сыграет значительную роль в процессе интеграции Турции в восточные торговые союзы и дипломатию. После недавнего примирения с Египтом, можно полагать, что в ближайшие месяцы Эрдоган будет стремиться к нормализации отношений с Сирией. Очевидно, в этом вопросе он рассчитывает на поддержку Путина. По замыслу Эрдогана, как только Анкара улучшит свои отношения с Дамаском, часть сирийских беженцев из Турции будет переселена в безопасную зону вдоль турецкой границы.


Потенциально возможные успехи по сути являются следствием нарастания изоляционистской и нерешительной политики администрации Байдена в сочетании с нынешним состоянием разобщенности внутри Европейского Союза, которое позволяет Турции действовать более автономно. Несмотря на то, что Турция, безусловно, сблизится с восточным блоком, Эрдоган традиционно будет придерживаться своей фирменной внешнеполитической стратегии, которая заключается в сохранении двойственного подхода и воздержании от полного разрыва связей с западным миром. Консервативная точка зрения, как её представляет Эрдоган, основана на подчиненном статусе Анкары в североатлантическом альянсе, в значительной степени контролируемом Вашингтоном, что выглядит для Турции довольно неблагоприятно.


У Эрдогана и крайне правых в Турции есть стремление возродить турецкое влияние и доминировать на трёх континентах. Занимая в течение двух десятилетий руководящие посты, включая главу правительства, они смогли проникнуть в нацию именно с этой точкой зрения. Несмотря на существующий комплекс разногласий между Турцией и НАТО, нынешняя политика Эрдогана не влечёт за собой выход из альянса, а скорее является переориентацией перспектив. Пребывание в составе блока он рассматривает через призму иного будущего для своей страны, в котором Турция сможет сохранить членство в НАТО и использовать потенциал альянса в международных отношениях, оставаясь при этом свободной от опасений по поводу мнения других его членов.


Одна из основных причин такого двойственного подхода заключается в том, что, в отличие от России, экономика Турции значительно зависит от доллара США и евро, причем её товарооборот более чем на 50 процентов завязан на Евросоюз. Следовательно, если Турция не диверсифицирует торговлю в направлении восточных стран (например, не присоединится к Шанхайской организации сотрудничества), вполне вероятно, что Соединенные Штаты после окончания конфликта на Украине введут санкции против Эрдогана, аналогично действиям, предпринятым бывшим президентом Трампом во время его пребывания в должности.


В таком случае Турция будет вынуждена скорректировать линию поведения, которая может стать неблагоприятной для России. К счастью, Россия хорошо понимает позицию Турции, поэтому двусторонним отношениям вряд ли будет нанесён серьёзный ущерб. Видимо, именно стремление смягчить потенциальные экономические проблемы, в том числе прогнозируемые с учётом вышеупомянутых санкций, привело к тому, что обе страны значительно увеличили объём взаимной торговли в 2022 году, достигнув, как сообщается, рекордно высокого уровня в 62 миллиарда долларов.


В дополнение к инвестициям частного сектора и инициативам по строительству газопроводов, направленных на превращение Турции в крупный газовый хаб (обсуждалось в предыдущих статьях), будет продолжено сооружение атомной электростанции «Аккую». Объект, представляющий собой наиболее весомую взаимную инвестицию, планируется полностью ввести в эксплуатацию к 2028 году. Эти шаги формируют основу для последующих аналогичных двусторонних проектов, которые в конечном итоге снизят влияние западных стран на Турцию и предоставят последней ещё большую автономию. Хотя перспективы будущих отношений между странами выглядят многообещающе, существуют вполне реальные проблемы, которые нельзя упускать из виду.


Способность Путина и Эрдогана (или их преемников) управлять постоянно растущим числом потенциальных кризисов и точек трения между двумя государствами обрела решающее значение для будущего состояния российско-турецкого диалога. Обратная сторона высоко индивидуалистического характера принятия решений между двумя странами выражается в повышенной волатильности в отношениях. Несмотря на то, что в настоящее время обе страны нуждаются друг в друге больше, чем когда-либо, Эрдоган способен исполнить один из своих знаменитых «разворотов», если увидит потенциальную возможность или стимул (предоставляемый западными странами). Это, по сути, характеризует его как ненадежного партнера, чтобы делать все ставки на будущее двусторонних отношений.


Не исключено и обратное. В этом случае Путин (или его преемник) перестанет считать двусторонние отношения с Турцией выгодными для России. Это возможно, из-за столкновения интересов и/или трансформации Турции в новом, менее западно-центричном мировом порядке, в соперника России. Финансовые проблемы также могут привести к тому, что оба лидера понизят планку своих амбициозных целей. Это особенно актуально для Турции, где за последние два года валюта резко подешевела по отношению к доллару США и продолжает падать. В настоящее время Турция переживает сложный период, характеризующийся высокой неопределенностью в ожидании перспектив, что потенциально может привести к гражданским беспорядкам.


В целях формирования устойчивых двусторонних турецко-российских отношений нужно развивать демократические институты и отдавать приоритет использованию рациональных научных методов в качестве ключевой основы системы принятия решений, особенно что касается финансовой политики.

Только заложив прочный фундамент можно рассчитывать, что будущие поколения смогут развивать и укреплять дипломатические и экономические отношения между Турцией и Россией. Сегодня очевидно, что, по крайней мере в краткосрочной и среднесрочной перспективе, и Россия, и Турция, сохранят приверженность стремлению играть заметную роль в соответствующих регионах, одновременно укрепляя связи друг с другом и увеличивая стратегическую автономию за пределами западных институтов или, в случае с Турцией, на периферии таких институтов.


Мнение автора может отличаться от позиции информационного агентства «Бизнес Код»

Комментарии (0)

Остальные новости

Москва заняла 11-ое место по росту цен на жилье

Москва заняла 11-ое место по росту цен на жилье

ВТБ в пять тысяч раз повысит цену своих акций

ВТБ в пять тысяч раз повысит цену своих акций

WSJ: подростки США стали чаще инвестировать с 2020 года

WSJ: подростки США стали чаще инвестировать с 2020 года

Авторская аналитика

Лента новостей

Москва заняла 11-ое место по росту цен на жилье

ВТБ в пять тысяч раз повысит цену своих акций

WSJ: подростки США стали чаще инвестировать с 2020 года