Хозяева денег превращаются в хозяев человечества: Фурсов

Хозяева денег превращаются в хозяев человечества: Фурсов

Известный историк, социолог, публицист, представитель Изборского клуба дал прогноз о будущем элит и заявил об опасных тенденциях в развитии общества.

Хозяева денег превращаются в хозяев человечества: Фурсов

Фото: freepik.com

06.11.2023, ИА "Бизнес Код".  

В Дзен-канале известного историка, социолога, публициста, представителя Изборского клуба Андрея Фурсова вышла новая статья, в которой он рассуждает о будущем элит и опасных тенденциях в развитии человечества.   


Напомню, что в основе капитализма лежит капитал, то есть овеществлённый труд, реализующий себя как самовозрастающая стоимость, а потому становой хребет капитализма как системы — частная собственность на вещественные факторы производства.


При всём их значении невещественные факторы производства: социальные (поведение, отношения и т.п.) и духовные (ценности, информация и т.п.), — при капитализме вторичны, не являются не только системообразующими и доминирующими, но даже ведущими.


Что же касается посткапитализма, то в его основе контроль именно над невещественным, над средствами модификации поведения: над социальными сетями, информацией, потребностями, а не над средствами производства (она имеет в виду в данном случае именно вещественные факторы производства). А это уже не капитализм.


Главный фактор, который отчуждается БигТехом и контролируется им, — человеческое поведение. И если капитализму предшествовало первоначальное накопление капитала, то у истоков, в основе посткапитализма (ранней формой и является то, что Шошанна Зубофф неточно назвала «надзорный капитализм» (НК)) — накопление поведенческого капитала.


Расшифровывается этот тип накопления так: продукты "Эппл", "Майкрософт", "Фейсбук" не являются объектами стоимостного обмена, здесь не создаются конструктивные отношения «производитель — потребитель», здесь «наше поведение, привычки и опыт упаковываются таким образом, что они служат чужим интересам. Человек становится сырьём».


Причём не в качестве тела, как при рабовладении, и не в качестве приложения к земле, как при феодализме, а как социально-духовное, социально-гомогенное целое, человек как целостное существо в единстве целей, ценностей и потребностей, которые формулируются, навязываются, отчуждаются и контролируются властелинами новых «колец всевластия» — поведенческих. Если промышленный капитал, поясняет Зубофф, процветал за счёт природы (как естественной, так и искусственной, добавлю я), то новый «информационный строй» — за счёт человеческой природы.


Создавая «средства модификации поведения», платформы не столько навязывают определённые нормы поведения (хотя и это тоже), сколько формируют поведение с заданными коммерческими и политическими результатами, вырабатывают у человека предсказуемое поведение, то есть дрессируют его.


«Интернет вещей» — важнейший элемент НК: здесь происходит комбинация социальной инженерии, психологии, физики, биологии и электроники. Люди превращаются в стандартизированные поведенческо-потребительские группы, то есть в обезволенные человеческие стада. При этом Большие данные (Big Data) обеспечивают наблюдение и контроль над такими сторонами и формами поведения, которые раньше невозможно было отследить в принципе.


Новый «информационный строй» вызревал всю последнюю четверть, а возможно, и треть ХХ века. В середине 1970-х годов всерьёз забуксовала кейнсианская экономика, и мировая верхушка поняла: дальнейшее промышленное развитие, а следовательно, и индустриальный капитализм, укрепляют позиции среднего слоя, превращают государство всеобщего собеса (welfare state) и демократические институты в мощное орудие левых партий. И была сделана ставка на смену господствующей социально-экономической идеологии — с кейнсианской на неолиберальную; началось «восстание элит» (К. Лэш), орудием которых стали «люди второго Модерна»: нервные активистки, вечно недовольные студенты-троечники, разношёрстные маргиналы-бездельники, которые свою нелюбовь к труду перенесли на рабочих, а также мигранты.


Так называемый второй Модерн — это на самом деле не нечто самостоятельное, а продукт разложения «первого Модерна» («второго Модерна», как и «не первой свежести» не бывает), так же как новые «левые» — продукт разложения левого движения, а неомарксизм — марксизма.


Люди «второго Модерна», которых прикормленные социологи объявили новыми революционерами в противовес «устаревшим старым» — ударная сила той самой «раздемократизации Запада», о необходимости которой столько говорили авторы написанного в 1975 году по заказу Трёхсторонней комиссии доклада «Кризис демократии».


Покупай, потребляй, подчиняйся, оставайся спящим


Именно на рубеже 1960–1970-х годов в США всерьёз начались разработки методов и техник контроля над поведением человека. Это, например, телеметрические опыты Р. Стюарта Маккея; неслучайно именно в 60–70-е годы были предсказаны многие из сегодняшних контролирующих практик. Достаточно вспомнить книги "Год 2000" (1967) директора Гудзоновского института предсказания будущего Германа Кана (кстати, он послужил прототипом доктора Стрейнджлава в знаменитом фильме Стэнли Кубрика) и "Автономная технология" (1977) политолога Лэнгдона Винера.


Уже тогда, полсотни лет назад, у многих в США возникло чувство тревоги по поводу распространения в обществе психотехник контроля над поведением и подавления свободы воли. Речь, помимо прочего, шла и о цэрэушном проекте "МК-Ультра", в котором не афишируемую, но значительную роль играли вывезенные американцами в 1945–1946 годах немецкие психологи и психиатры (около 900 человек, среди них было немало нацистов, ставивших опыты в концлагерях).


Дело дошло до того, что в 1971 году, реагируя на тревожные настроения в обществе, сенатский подкомитет по конституционным правам с участием весьма известных лиц (Сэм Эрвин, Эдвард Кеннеди, Роберт Бирд и др.) начал многолетнее расследование программ, направленных на предсказание, контроль и модификацию человеческого поведения. Эти сенаторы и подумать не могли, с чем столкнутся их соотечественники в XXI веке, а ведь идейное обоснование этого «с чем» появилось в том же 1971 году.


Знаменитый психолог-бихевиорист Беррес Скиннер опубликовал книгу "За пределами свободы и достоинства". Критики сразу же окрестили её «К рабству и унижению», поскольку речь в ней — ни много ни мало — шла о необходимости отказа от ряда ценностей, в частности, от свободы, приватности — привет цифровизаторам будущего. Кстати, в 1971 году и Шваб выпустил книгу "Управление современным предприятием в машиностроении", где впервые поднял тему стейкхолдерского капитализма, а самих стейкхолдеров определил как «вторичных участников огромного коммерческого проекта».


В начале 1970-х все эти события: первый доклад Римскому клубу, книги известного психолога Скиннера и никому неизвестного тогда Шваба, — не то, чтобы прошли незамеченными, но никто не увидел в них те злые семена, из которых вырастут «цветы зла» начала XXI века.


Источник

Комментарии (0)

Остальные новости

Столичные водоемы готовят к купальному сезону

Столичные водоемы готовят к купальному сезону

Краснов доложил сенаторам о законности и правопорядке

Краснов доложил сенаторам о законности и правопорядке

АО «Технодинамика» разработала новую линейку бесконтейнерных патронов IGLA BIOR для охоты

АО «Технодинамика» разработала новую линейку бесконтейнерных патронов IGLA BIOR для охоты

Авторская аналитика

Лента новостей

ВТБ начнет выдачу ипотечных кредитов в Крыму

Столичные водоемы готовят к купальному сезону

Краснов доложил сенаторам о законности и правопорядке