Босфор: реальность и иллюзии в Черноморских проливах

Босфор: реальность и иллюзии в Черноморских проливах

Часть первая - Конвенция Монтрё

Босфор: реальность и иллюзии в Черноморских проливах

Фото: Бизнес Код

16.01.2023, ИА "Бизнес Код".  

Отдыхая с Стамбуле, любуясь красотами Константинопольских святынь, голубой гладью Босфора и величием его исторических берегов мало кто задумывается, какие геополитические проблемы кроются за этим фасадом. Сколько споров и войн понадобилось для того, чтобы на относительно продолжительное время удалось согласовать условия мореплавания в Черноморских проливах. Кстати, эти условия далеко не в полной мере отвечали и отвечают интересам России, но об этом чуть позже. А сейчас - вновь кто-то жаждет нарушить установленное с таким трудом равновесие.


В последнее время в антироссийской истерии Запада всё чаще раздаются призывы пересмотреть, или вообще отменить накануне столетней годовщины, Конвенцию о режиме Черноморских проливов, подписанную в Монтрё 20 июля и вступившую в силу 9 ноября 1936 года. А зачем это нужно и кому выгодно? Чтобы разобраться в причинах и оценить перспективы предлагаемых изменений необходимо освежить в памяти суть этого документа и ненадолго вернуться в историю.


Понятие «Черноморские проливы» включает проливы Босфор и Дарданеллы (в Турции именуются проливами Стамбул и Чанаккале, соответственно), а также находящееся между ними Мраморное море. Вместе они образуют единый путь морского сообщения между Черным и Средиземным морями, который обслуживает экономические интересы причерноморских государств и непосредственно влияет на региональную безопасность в целом. Он используется для транспортировки контейнеров, сухих грузов, зерна, а также нефти с каспийских и центральноазиатских месторождений на европейский рынок. Это определяет значимость действующего там режима мореплавания.


С военной точки зрения Проливы, по сути, единственный выход Черноморского флота России в Средиземное море и естественное препятствие для входа в Черное море боевых кораблей вероятного противника. Иначе говоря – элемент противодействия стремлению США и НАТО нарастить военное присутствие в регионе. Однако Турция, несмотря на членство в североатлантическом альянсе, относится к инициативам Брюсселя далеко неоднозначно. Дело в том, что главенство США в блоке, в случае создания в Черном море постоянного оперативного соединения ОВМС НАТО, существенно понизит статус турок, что для них неприемлемо.


Попытки Запада стать регулятором Проливов неоднократно отмечались в истории и, как правило, заканчивались более или менее отвечающими обоюдным интересам России и Турции решениями. Так, Турция до конца XVII столетия полностью контролировала Черное море и его побережье, самостоятельно определяла режим движения судов в его акватории и их выхода в Средиземное море. Ситуацию изменило возвращение Россией своих исконных земель по берегам Черного и Азовского морей. Кючюк-Кайнарджийский договор в 1774 году признал бесспорное право России на торговое судоходство в Черном море и на проход русских торговых судов через Проливы в Средиземное море.


Русско-турецкий договор 1799 года определил порядок совместного использования Черноморских проливов в интересах двух империй и одновременно запрещал прохождение через них военных судов нечерноморских держав. Тот же, обновленный в 1805 году, договор подтвердил положения предыдущего документа, признал необходимость закрыть Черное море для прохода военных судов третьих стран и определил порядок взаимопомощи при обороне Проливов. Русский флот пользовался правом свободного прохода через Проливы вплоть до нарушения этого договора турецкой стороной под давлением Наполеона, начавшего войну против России.


Ункяр-Искелесийский договор 1833 года восстановил ранее действовавшие условия. Кроме того, Турция обязалась в случае войны России с каким-либо государством не пропускать его корабли через Черноморские проливы.


В 1841 году режим Проливов впервые был регламентирован международной (Лондонской) конвенцией, которую подписали Турция, Россия, Австрия, Пруссия, Великобритания и Франция. Документ установил принцип свободного торгового судоходства через них для всех наций и воспрещал проход военных кораблей всех держав, кроме Турции (на время, пока она находится в состоянии мира). Обновленное в 1871 году Лондонское соглашение ограничило этот принцип правом свободы судоходства только для торговых флотов стран черноморского бассейна.


Севрский договор от 1920 года подтвердил право торговых судов на свободную навигацию в проливах Босфор, Дарданеллы и Мраморном море в мирное и военное время. Но с образованием Советского Союза он утратил юридическую силу.


Лозаннская конвенция, заключённая в 1923 году, зафиксировала неизменность принципа свободного мореплавания в Проливах. Она также определила запретительные меры, которые Турция могла бы вводить на период войны. Кроме того, Проливы получили статус демилитаризованной зоны.


В 1936 году в городе Монтрё (Швейцария) представители десяти стран (СССР, Турция, Болгария, Румыния, Греция, Югославия, Франция, Великобритания, Австралия и Япония) подписали новую Конвенцию, являющуюся по сегодняшний день основополагающим актом регулирования судоходства в Черноморских проливах. Она включает 29 статей, де-факто закрепивших суверенитет Турции над Проливами, к которой перешли функции контроля мореплавания в них. И это реальность.....


О содержании этого документа и о том, чем Конвенция не угодила Западу, в нашей следующей публикации.


Комментарии (0)

Остальные новости

Авторская аналитика

Лента новостей

В России запустят единую цифровую платформу мониторинга транспорта

В январе компания BYD продала 122 тысячи новых машин

Через «Госуслуги» теперь можно подать в суд

Эксперты прогнозируют сокращение количества банков в России в 2024 году

Haval запускает завод по производству моторов в России