Черноморские проливы - реальность и иллюзии: чем Конвенция Монтрё не угодила Западу

Черноморские проливы - реальность и иллюзии: чем Конвенция Монтрё не угодила Западу

Черноморские проливы - реальность и иллюзии: чем Конвенция Монтрё не угодила Западу

Фото: Бизнес Код

17.01.2023, ИА "Бизнес Код".  

Конвенция Монтрё констатировала, что режим проливов Босфор и Дарданеллы устанавливается в целях обеспечения свободы судоходства, а также безопасности Турции и других черноморских держав. За торговыми судами всех стран она сохранила свободу прохода через Проливы, как в мирное, так и в военное время (когда Турция не является воюющей стороной), но с соблюдением установленных правил. Во время войны с участием Турции судам, не принадлежащим находящейся с ней в конфронтации стране, это право также предоставлено, но только при условии, что они не оказывают никакого содействия противнику.


Военные корабли и подводные лодки черноморских государств, обрели право свободы плавания в проливах вне зависимости от тоннажа. Однако, их обязали соблюдать определенные статьями 11 и 12 условия. В частности, крупнотоннажные корабли должны следовать через Проливы в сопровождении не более чем двух миноносцев, а подводные лодки проходить в одиночку днем и только в надводном положении.


Для всех других стран «общий тоннаж всех судов иностранных морских отрядов, могущих находиться в состоянии транзита через Проливы, не должен превышать 15 тысяч тонн» (статья 14). Суммарное водоизмещение кораблей нечерноморских держав, одновременно находящихся в Чёрном море, не должно превышать 30 тысяч тонн, с возможностью повышения этого лимита до 45 тысяч тонн, исходя из общего тоннажа наиболее сильного флота в Черном море (п.1 статьи 18). Пребывания кораблей нечерноморских государств в Чёрном море ограничено 21 сутками (п.2 статьи 18).


Конвенция установила порядок и сроки предупреждения турецкого правительства о всяком предстоящем проходе военных судов через Проливы (статья 13). Срок предуведомления установлен восемь дней, а для неприбрежных к Чёрному морю государств - пятнадцать. Статья 16 Конвенции ограничила время нахождения иностранных кораблей в Проливах необходимыми для прохода пределами.


В военное время, если Турция находится в состоянии войны, или ей угрожает непосредственная военная опасность, проход любых военных судов через Проливы передается на усмотрение турецкого правительства (статья 20). Если Турция не является воюющей стороной правила Конвенции сохраняются, но воспрещается проход кораблей любой воюющей державы за исключением тех, которые возвращаются в порты своей основной стоянки (статья 19). Кстати, именно этой статьей воспользовалась Анкара после начала специальной военной операции России на Украине, «по-дружески» заблокировав российский флот в Черном море, под тем предлогом, что считает СВО «войной» и закрывает Проливы для военных кораблей воюющих держав.


Конвенция Монтрё была заключена на 20-ти летний строк с автоматическим продлением действия при отсутствии её денонсации одной из сторон. Согласно статье 28 документа, он остается в силе сверх указанного срока до того момента, когда «истекут два года после направления уведомления о его денонсации в адрес правительства Франции» (депозитарий), которое обязано проинформировать об этом всех остальных участников. Однако принцип права свободы прохода и плавания, объявленный в статье 1 Конвенции, «будет иметь срок действия без ограничения времени».


По истечении каждого пятилетнего периода со дня вступления Конвенции в силу (на сегодня это не ранее 2026 года) каждый из её подписантов может инициировать изменение одного или нескольких постановлений документа. Но такое обращение, применительно к статьям 14 и 18, должно быть поддержано другим её участником, а для остальных положений не менее чем двумя другими участниками. Решение об изменении любых положений может быть принято только единогласно. Исключение составляют статьи 14 и 18, для корректировки которых достаточно трех четвертей договаривающихся сторон, в том числе должны быть три четверти прибрежных к Черному морю стран, включая Турцию.


Стоит отметить, что Конвенция Монтрё в большей степени отвечала интересам Турции, а не Советского Союза. Так, Иосиф Сталин в ноябре 1940 года в одном из пунктов ответа на предложение Германии о «пакте четырех» сформулировал тезисы для Турции, гарантирующие безопасность южных рубежей СССР, а также всей территории Турции. В реакции Берлина было подчеркнуто, что немцы предусмотрели пересмотр Конвенции в Монтрё в пользу Советского Союза, а итальянцы благожелательно отнеслись к этому вопросу.

В конце Великой Отечественной Войны (в марте 1945 года) вышеупомянутые тезисы легли в основу позиции советского руководства по вопросу Проливов, которая сводилась к следующему:


1. Конвенция Монтрё должна быть отменена, как не отвечающая современным условиям.

2. Установление режима проливов должно находиться в компетенции Советского Союза и Турции.

3. Новый режим Черноморских проливов должен предусматривать создание, наряду с турецкими, советских военных баз в Проливах в интересах безопасности СССР и Турции и поддержания мира в районе Черного моря [«Спор о Русском море», Широкорад А.Б.].

На Потсдамской конференции в ходе шестого заседания глав правительств (22 июля 1945 года) при обсуждении этого вопроса Черчилль заявил, что он «неоднократно выражал готовность разработать соглашение, согласно которому советский флаг – военно-морской и торговый – мог свободно плавать из Черного моря в Средиземное и обратно» на основе дружественного согласия. В проекте итогового документа Конференции в отношении режима Черноморских проливов по предложению советской делегации признавалось следующее:


1. Международная конвенция о режиме проливов, подписанная в Монтрё, как не отвечающая современным условиям, должна быть отменена в соответствующем нормальном порядке.

2. Установление режима проливов, единственного морского пути из Черного моря и обратно, должно находиться в компетенции Турции и Советского Союза – как наиболее заинтересованных и способных обеспечить свободу торгового мореплавания и безопасность в Черноморских проливах [«Спор о Русском море», Широкорад А.Б.].


Это никак не устраивало ни Лондон, ни Вашингтон. Англичане и американцы отвергли предложение СССР, выдвинув свою версию изменения Конвенции Монтрё, в которой настаивали на принципе неограниченного прохода военного и торгового флота через Проливы для всех государств как в мирное, так и в военное время. То есть предлагали лишить причерноморские государства даже тех небольших преимуществ, которые они имели по Конвенции. Очевидно, что это напрямую затрагивало безопасность СССР на Чёрном море. В итоге Западом был взят и успешно реализован курс на втягивание Турции в альянс против СССР.


Сегодня можно констатировать, что США и его сателлитам явно не нравится ситуация, когда в мирное время они имеют весьма скромные возможности силового давления на Россию, а в случае войны НАТО с Россией лишаются права неограниченно наращивать военный потенциал в Чёрном море. Не устраивает Запад и то, что Турции, де-факто претендующая на роль региональной державы, способна диктовать Вашингтону и Брюсселю свои условия. Они хотели бы изъять из Конвенции ряд пунктов, включая обязанность заблаговременно уведомлять Турцию о прохождении Проливов военными кораблями. А не являющиеся подписантом документа США даже предлагали придать Дарданеллам, Мраморному морю, Босфору, да и Чёрному морю статуса «свободных вод». Это нужно понимать не иначе, как желание Вашингтона получить право на диктат в черноморском регионе, игнорируя интересы даже союзников по альянсу.


Президент Турции Реджеп Эрдоган, объявивший в 2011 году мегапроект строительства параллельного Босфору Стамбульского канала из Мраморного в Чёрное море, дал США повод рассматривать это как предлог для пересмотра Конвенции Монтрё. Анкара же, как минимум на уровне официальных заявлений, не считает это необходимым. Судоходный канал (протяженность 46 км, ширина от 400 метров и глубина не менее 25 метров) планируется построить северо-западнее г. Стамбул. Стоимость проекта, как отметил Реджеп Эрдоган в январе 2020 года, составляет 12,5 млрд долларов. О нём и связанных с ним проблемам мы поговорим отдельно.


Сегодня Конвенция обеспечивает торгово-эконмические интересы России и исключает возможность формирования в акватории Чёрного моря угрожающей её безопасности корабельной группировки НАТО. Для Турции положения этого документа юридически закрепляют за ней право контроля Проливов, предотвращают нахождение в них отряда иностранных кораблей, представляющего потенциальную с военной точки зрения угрозу, сохраняют её право на конкурентное с Россией доминирование на Чёрном море и повышают статус Анкары в вопросах поддержания региональной стабильности.


Но есть ещё один важный аспект. Дело в том, что Турция заинтересована не только в сохранении Конвенции, но и в её ужесточении. А это порождает на Западе сомнения в целесообразности пересмотра или отмены названного документа. Хотя иллюзии у многих пока остаются. Вероятно, они ориентируются на периоды, когда Турция была лишена многих прав. Обуславливающие это факторы мы рассмотрим в наших следующих материалах.


Продолжение на сайте «Бизнес Код».

Комментарии (0)

Остальные новости

Авторская аналитика

Лента новостей

ВТБ начнет выдачу ипотечных кредитов в Крыму

Столичные водоемы готовят к купальному сезону

Краснов доложил сенаторам о законности и правопорядке